#MeToo

07.12.2017

Журнал Time сегодня утром заставил меня расплакаться. Редакция выбрала “Человеком года” нескольких мужчин и женщин, которые заговорили вслух о сексуальных домогательствах и стали катализатором волны обвинений, отставок и увольнений по обвинениям в домогательствах и непристойном поведении.

Вот статья в Time, с фото и видео (на английском).

Time мог бы назначить человеком года одну актрису или знаменитость. Но они пошли дальше и выбрали целую группу – в ней и звезды первой величины, и “невидимые безымянные люди”, которые годами считали, что постоять за себя это не для них.

Вишенка на торте в этой истории – то что пару недель назад Дональд Трамп заявил у себя в твиттере, что Time почти выбрал его человеком года снова, но он отказался, т.к. надо давать интервью и участвовать в фотосессии. Самоуверенность 80-го уровня, как выяснилось.

Трампу в статье Time посвящен большой блок. О женщинах, выдвинувших против него обвинения в домогательствах. О видео, в котором он говорит, что хватает сучек за письку. О суде против него, который, может быть, состоится.

Как меня это вообще касается? Они же там в Америке все с ума посходили с этими домогательствами. (Медуза по ссылке отвечает на стыдные вопросы об этом). На самом деле, не посходили. С ума посходили люди, которые в комментариях пишут “проститутки и терпилы стали людьми года, куда катится мир”.

Я не проститутка и не терпила. Со мной это происходило много раз. Первые ласточки полетели, как только у меня чуть-чуть выросла грудь. Гадкие комментарии на улице – даже если я шла с мамой. Взгляды, потные руки в транспорте. Чужой пульсирующий член и судорожно елозящая по нему рука – на сидении напротив, прямо в электричке. Это все незнакомцы.

Знакомых было намного больше. Проскальзывающие под свитер руки того, кого я считала другом, влюбленным в мою подругу. Прижимающаяся сзади голая грудь человека, пообещавшего помочь с курсовой работой. Начальники – ровесники моего отца, отпускающие недвусмысленные комментарии и настойчиво предлагающие выпить водки, чтобы расслабиться и узнать друг друга получше – так надо для творческого процесса. Сослуживцы моего отца. Арендодатель. Начальники – мои ровесники. Коллеги – мужчины. Коллега – женщина. Отвратительные грязные сообщения в мессенджерах. Участники профессиональных конференций.

Что же ты молчала? Я не молчала. Эти люди просто не слышали “нет” в качестве ответа. Они думали, что “нет” это на самом деле такое “да”.

Что же ты не защищалась? Черт, я каждый раз впадала в ступор. Невозможно жить в постоянном ожидания чужой лапы на своем заду и не двинуться крышей. Поэтому каждый раз это было неожиданностью – гадкой, стыдной. Часто у этих людей была еще и власть – лишить меня работы, выставить меня плохо перед высшим руководством, возраст или положение.

Что за хрень, живи уже дальше, ничего же не случилось! Спасибо, конечно, за обесценивание. Но чувство беспомощности, ощущение гадости, стыда, вины, грязи – оно прилипает и никуда не девается с годами. Оно все еще со мной – от каждого человека, который меня схватил, прижал, пытался склонить к близости, отпускал шутки и комментарии.

Я взрослая, умная, у меня все хорошо со мной. Но все это дерьмо никуда не делось. Нормализованное обществом, безнаказанное, обесцененное, стыдливо замолчанное, завиноваченное.

Не знаю, как выживают жертвы изнасилований, если даже гадкие прикосновения оставляют такие следы.

Но знаю, почему эти следы и отпечатки все еще на мне – тем, кто это делал, ничего за это не было. Они это делали просто потому, что могли. Они решили поступить так в одностороннем порядке, меня там не стояло.

Даже если бы я открыла рот и громко заговорила бы вслух, проблемы бы были у меня. Я была бы конфликтная, истеричка, врунья, шлюха, сама виновата, напрашивалась, выношу сор из избы, поднимаю шум на ровном месте, злобная сука со сложным характером, решила испортить хорошему человеку жизнь, что тебе, сиськи жалко.

Невозможность постоять за себя, быть услышанной, знать, что мне поверят – вот это и оставляет присохшие гадкие следы на годы.  Эти следы есть на каждой женщине, которую я знаю. Нас учат быть милыми, уступать, не начинать конфронтацию. Нас учат испытывать вину за чужие действия. К черту вас всех с такими уроками.

 

  • Наталья

    ” Нас учат испытывать вину за чужие действия.”
    Ааааа, как больно, ком в горле всё-таки взорвался рыданием…
    Меня мама этому учила. Типа, умей найти компромиссы. И я только сейчас, в 47, смогла себя убедить, что невиноватаяЯ! А ведь вся жизнь прошла под клеймом, которое я поставила на себе, благодаря “воспитанию”.
    Маша, спасибо! Ещё одна капелька в копилку моего самоуважения.

    • Обнимаю вас. Все знаю про эти компромиссы – сама так выращена:(

  • Екатерина Микитенко

    Может быть скажу не в тему, но мне очень помогают переживать разную боль терапевтические письма. Это то, чего я избегала делать годами, но сейчас, когда жизнь заставила, строчу все, что наболело по конкретным ситуациям и реально вижу как моя жизнь меняется и тараканы побежали прочь! Чувство невероятного облегчения и освобождения. я больше не жертва.

  • Anna Smolyarova

    К черту, да. И тоже не знаю, как бы выжила, и изнасилования боюсь больше, чем смерти, потому что смерть – она со всеми происходит.
    Потряхивает, Маша, от этого поста. И ком в горле.