Блог

Кто я — интроверт или просто эгоистичное хамло?

24.10.2016
Мария Скатова Фото Аси Нуруллиной

Фото Аси Нуруллиной

На прошлой неделе Интернет принес мне две статьи, написанные интровертами.

Первый текст, колонка в The New York Times, здорово меня расстроил. Автор, интроверт, вдруг начала посыпать голову пеплом, что перестала ходить на вечеринки. Ужас, она позволила себе не вступать в лишнюю коммуникацию,  и перестала слишком стараться. Стала реже выходить из зоны комфорта.

Она перестала ненадолго, всего на несколько лет, и теперь задается вопросом — а не хамство ли это? Не грубо ли — ну, понимаете — просто быть собой? Не отсутствие ли это манер — уважать свои потребности и ограничения? Знаете, ради чего? Ради того, чтобы не позаботиться о себе больше, чем о потребностях других.

Это не интровертность, а просто эгоизм, говорит автор. Потребности тех, других, важнее. Быть эгоистичной — плохо.

Пожалуй, только интроверт мог задаться вопросом «не ужасно ли это, поставить свою потребность в уединении и тишине выше потребности другого тусоваться без остановки». Типа, не перебор ли это — быть мной?

Самое смешное, что мир справится, если какой-то интроверт не явится на тусовку. Это интроверту на тусовке плохо. Тусовке и без него отлично. Можно снять корону и допустить, что другие люди отлично переживут и утолят свою жажду общения и без тебя. Ты не уникальная незаменимая снежинка, отсутствие которой приведет к схлопыванию пространства.

Примерно на этом месте годы психотерапии встретились во мне с годами мимикрирования под мир экстравертов вокруг. Я раздулась, лопнула и забрызгала кровавыми ошметками все стены.

Если я сама не позабочусь о своей батарее, никто о ней не позаботится. Ни разу в жизни ни один экстраверт не сказал мне «Маша, я вижу, тебе нужно побыть немного одной в тишине, пойди, почитай часик». Ни разу никто не понял, почему я выдохлась еще до того, как все участники вечеринки напились. «Ты чо грузишься, тут же весело, давай, улыбнись, жизнь прекраснаааааааа!». Нет, всю свою жизнь я слышу — пойди, поиграй с детками, хватит читать, что у тебя с лицом, ты ставишь себя выше других, раз не хочешь играть с ними, чо ты грузишься, улыбнись, улыбайся, улыбайся, черт тебя подери, люди любят улыбчивых!

Я с большим трудом могу объяснить, как оказалась в журналистике, страдая от общения с любыми незнакомцами. Но за 13 лет выхода из зоны комфорта и растягивания своих границ я так и не привыкла. Интервью до сих пор самый слабый мой жанр — потому что он подразумевает активное общение. Трясущиеся потные руки, из которых выскальзывает микрофон, мучительное удушье перед тем, как задать вопрос на пресс-конференции, позорный румянец и шум в ушах после того, как я его задала. Головная боль от работы в общей редакционной комнате — от шума телефонов, от разговоров, от музыки, доносящейся из наушников соседа. А звонки… Собраться с силами, повторить про себя ключевые фразы, проделать это по кругу 17 раз, потеряться посреди беседы, потому что человек на другом конце провода решил сказать какую-то гадость, а я не готова. Повышение на работе — драма, потому что приходится больше взаимодействовать с людьми и руководить ими.

С тренировкой становится лучше. Но хорошо и приятно не становится. Можно почувствовать удовлетворение от того, что справилась — получила визу, сняла дом, провела переговоры с клиентом. Но удовольствие получить — вряд ли. 

Я долго думала что это проблемы родом из детства, что со мной что-то не то. Что нужно больше стараться и сильнее пилить эти гири — внутри они золотые. Я думала, раз могу общаться в Интернете и не страдать от этого, значит, я жутко коммуникабельна. Оказалось, что интровертам вообще комфортнее в Интернете, чем обычном общении. Писать письма и посты в блог им проще, чем звонить кому-то. Именно поэтому я так люблю писать вам письма и получать ваши в ответ.

Мне было 35 лет, когда я прочитала в книжке Сьюзан Кейн, что нормальная. Что мигрень, опустошенность, усталость — моя плата за общение. Это было так удивительно, что я по пять раз всем рассказала об этом и никак не могла успокоиться. Это было как встретить, наконец, себя. Облегчение от разрешения перестать прикидываться было невероятное. Простое знание о том, как я устроена, дало мне выбор и возможность заботиться о себе, не допуская полной разрядки аккумулятора. Я перестала грызть себя за то, что опять устала от людей. Мне стало проще планировать свои дни так, чтобы восстанавливаться. Я смогла принимать информированные решения, заботиться о себе лучше, уважать свои рамки. Я научилась жить в своих ограничениях.

Когда мне говорят, что это эгоизм и хамство, у меня руки опускаются. Почему моя потребность в тишине менее важна, чем чья-то потребность в шуме и движухе? Чем я хуже? Как я опять оказалась второго сорта? За что? 

Я уже почти изошла паром негодования на автора этой статьи. Она  опустила весь мой мир под плинтус, из-под которого я с таким трудом вылезла. И тут в емейл пришла рассылка Пола Джарвиса — на этот раз о «росте». Пол живет в канадской глуши, делает людям крутые сайты и не прикидывается экстравертом. Он назначает все встречи и звонки на специальные дни — и не планирует в эти дни больше никакой работы. Потому что знает, что встречи вымотают его сильнее, чем программирование. Пол делает столько работы, сколько кажется ему достаточным. И не стремится «расти» так, как это принято. Потому что любой существенный рост приведет к найму людей и заботе об их потребностях. А Полу это не нужно. Ему важнее быть в ладу с самим собой, отвечать только за себя, и жить, а не работать все время.

Знаете, я люблю Пола и хочу быть как он.  Ему не стыдно. Он имеет наглость просто быть. Не брать те заказы, которые потом не захочется показать в портфолио. Плевать на критерии «успешности», «роста» и «саморазвития». Он не тусуется в соцсетях, потому что у него нет на это внутреннего ресурса. Он не стремится во что бы то ни стало заполучить много-много-много новых подписчиков. Ему комфортнее знать своих подписчиков по именам. И того, что он зарабатывает, ему хватает.

«Не отсутствие ли это манер? Не грубость ли?» — спрашивает нас автор колонки в The New York Times. И я думаю — ничего подобного. Это зрелость и понимание себя, своих потребностей и своих возможностей. Смелость занять свое место на своих условиях. А главное — понимание, что никто не обязан соответствовать чьим-то ожиданиям, удовлетворять чьи-то потребности и вписываться в  чужую картину мира. 

На ту же тему

  • Yana Ovrutskaya 26.10.2016 at 12:55

    Маша, сижу читаю статью, размышляю вслух: «Нет, все-таки странно как-то со мной, вот я вроде бы интроверт, но в то же время почему-то мне хочется иногда выходить на сцену и петь, и вообще быть в центре внимания, а потом это быстро проходит, и я снова в норку, в остальном типичный интроверт…» Дочь выходит из-за стола со стоном: «Пойду в туалет от тебя хоть спрячусь, интроверт…» )))))

    • Серова Анастасия 20.10.2017 at 09:58

      Ура!!! Я — нормальная!!! До прочтения твёрдо была уверена, что со мной что_то не так. У всех вокруг сплошные тусовки.
      Ух… Полегчало. Жизнь хороша!

  • Iryna 26.10.2016 at 17:56

    Мария! Вы моя Сьюзан Кейн. Спасибо!

  • HalinaV 29.10.2016 at 00:41

    Спасибо!
    Очень здоров что маленькими шагами интроверты отвоевывают себе право «не быть», «не делать», «не участвовать». Хотя я сама такая, все же иногда забываю что не надо стараться, пробовать, быть как они

  • Amir Husainov 29.10.2016 at 01:05

    Я одинаково люблю и одиночество, и шумные тусовки. В коллективе стараюсь держаться в центре внимания, но у меня есть мечта, пожить отшельником какое-то время, мне интересно как это. И не из-за того, что моя квартира перенаселена 🙂 это моя давняя мечта.

    • Alexandra Titova 31.10.2016 at 01:52

      Я слышала идею, что в человеке могут в разном сочетании проявляться и те, и другие черты. А еще меняться. )

  • Margarita Polyakova 29.10.2016 at 17:45

    Первая дама бредит. Вообще это все какие-то подростковые комплексы. Именно из оперы «отложи книжку, поиграй с детками». Взрослый независимый человек сам решает, книжку ему или поход на вечеринку. А так получается, что она до сих пор делегирует кому-то решение, замерзла она или кушать хочет. Что забавно, это пишут люди, которые научились ходить в булочную в трениках и не париться по этому поводу. Но что будет, обожемой, если вдруг в булочную она не придет?
    В общем, проблема этой дамы, имхо, не проблема интроверта, а вообще отличный повод сходить к психологу на предмет «я — взрослая девочка, но могу ли я, магнолия, говно ли я».
    А вот найти себя профессионально так, чтобы не приходилось каждый раз выкручивать себе руки и выдавливать из себя раба по капле — это да. Это большая проблема. Как ненавидящий разговоры по телефону и полгода отработавший на опросах «гэлап медиа» человек очень хорошо это знаю. И в редакции-то звонить ненавидела кому-либо. Но кто меня спрашивал?
    Вот, кстати, о всех этих «я интроверт, но…». Я это тоже очень хорошо понимаю. Я вот в принципе нормально отношусь к толпе, но круг предпочитаю свой. В смысле мне совсем не надо сливаться со всеми. Мне хватить пары-тройки знакомых. И помнится при игре в КВН (что я страшно любила), я категорически не хотела быть на сцене. Меня очень устраивало то, что я делаю — то, что я умею это делать, что без этого в том числе не будет игры, что я нужна команде, и самое главное, что при этом совсем не обязательно стоять в свете софитов.

    Ну в общем, резюмируя, мои проблемы на профессиональном поприще от того, что я больше интроверт, чем экстроверт — это реально мои проблемы. А вот в остальном — извините подвиньтесь. Это проблемы не мои. На семейном фронте тоже не вижу смысла меняться. Учитесь готовить то, что получили. Супруг на моем фоне страшный интроверт, а я на его — экстроверт. Ну вот я и ловлю волны в воздухе: как посмотрел, как помолчал, что там на мышцах спины написано. Не нравилось бы — не кушала.

  • Wandering Stacy 29.10.2016 at 20:36

    Подпишусь под каждым словом! Тоже, кстати, журналист и тоже с трудом выдерживаю некоторые вещи… И работа на ТВ давалась нечеловеческими усилиями. Спасибо, я вовремя поняла, что не мое. Поэтому работаю дома, счастлива и спокойна, а каждое столкновение с миром четко продумывается, планируется и происходит ровно тогда, когда мне это нужно. Среди знакомых слыву «малообщительной», «высокомерной», по-моему, и еще, наверное, какой-то… Мне не интересно особо))) Люди, которые для меня важны, уважают мою неспособность тусоваться в шумных местах и зовут на кофе в любимое кафе, не обижаются, что смываюсь с дня рождения через три часа по приходу. Те, кто пытается поломать и вот это «Вы же молодые, а чего дома постоянно сидите, так скучно живете?» — не мои люди. Мне интересно поехать в другую страну, чтоб потрогать старую стену сооружения, о котором курсовой писала, сходить на концерт любимого исполнителя (одной! Чтоб не зудел никто на ухо), пойти в кафе и почитать книгу, съедая пирожное… И я за последние 10 лет не была в клубе. И мне не стыдно)))) Мне интересно с собой и я нашла человека, который не ограничивает мою потребность побыть одной, а уходит в другую комнату и спокойно там смотрит сериал или мастерит что-то… И я, наконец, научилась не отвоевывать свои право на счастливую жизнь, а спокойно о нем заявлять, не объясняя всем и каждому, что и как. Я решила — все, и до свидания. И строить свою жизнь так, как хочется — не эгоизм, а нормальное здоровое стремление. До тех пор, пока не мешает другим и не нарушает их права и границы. Но мир постоянно пытается подорвать веру в себя и построить в ряд всех)))) Приходится иногда этому сопротивляться)))
    Ах да, еще я много пишу) Говорю мало)))) Простите за поэму) Заглядывайте в гости)
    http://livelovelook.ru/

  • Alexandra Titova 31.10.2016 at 01:46

    Спасибо большое за статью! Мне отзывается тема. У меня борьба за право на свои потребности с внутренним собой, которого выучили подстраиваться под нужды других и стереотипы о «нормальности» или «хорошести». Это касается всего, но в общении растрата батарейки очевидна за пару часов. У меня есть приятель, с которым я не успеваю почувствовать и насобрать вовремя уверенность и остановить общение, когда мне пора. Вместо этого я еще потом выслушиваю-эмоционально обслуживаю, пока не кончаюсь совсем и не плетусь домой опустошенная. А следующий день я могу провести в кровати, потому что истратилась. Когда нет сил, у меня еще и не хватает самоценности говорить самой, прикладывать усилие, чтобы перевести внимание на себя, тему беседы на мои вопросы тоже, ох уж это отвоевывание каждой нити разговора у людей, сосредоточенных на себе и своем говорении. Я легко бываю слушателем, я задаю шикарные вопросы, но каждый раз, когда я так делаю, я теряю себя. Я еще легко перевожу внимание с себя на другого, потому что быть открытой и честной далеко не со всеми безопасно и приятно. Но для меня участие в беседе, непокидание себя и своих потребностей в выражении (не затыкать себе рот) — это способ потерять меньше ресурса (а иногда и уйти в ноль или получить немного сверх).

  • Valeria Kharchenko 09.11.2016 at 08:06

    Браво, Маша! Спасибо за откровенность и прямоту. Я по всем тестам выхожу экстравертом, но мне это не помогает, когда надо кому-то звонить. О ужас. Или встречаться с незнакомыми людьми. Бррр. Я каждый раз ломаю себя, каждый раз иду, улыбаюсь, в тайне рассчитывая, что мне не придется терпеть это долго.
    Зрелось, именно зрелость помогает, ага. Хотя я частенько до сих пор расстраиваюсь, когда мне не удается быть общительной обаяшкой на этих раутах на работе моего мужа :/ А у этих американских жен это как будто прописано в генетическом коде.
    В общем, задела твоя статья меня за живое. И успокоила, я не одна такая, и это круто!