Это все временно

08.06.2017

Недавно в экспатской группе в очередной раз обсуждали скучную новозеландскую жизнь. И кто-то спросил – а тебя что, на привязи тут держат? И человек ответил – еще три года паспорта ждать, паспорт высиживаю. Я открыла рот, закрыла и промолчала.

До меня очень долго не доходило, что “временное” и “надо перетерпеть” – мои враги.

Разжить обратно все временное и прожить его заново не получится ни у кого. Не будет никаких плюшек за то, что перетерпела. Просто будешь старше, оглянешься назад и подумаешь – ну не дура ли была? Чего ради терпела? Я королева этого терпения, на самом деле.

  • Как-то 5 лет прожила в съемной квартире с частичной черновой отделкой – ну, знаете, голые неровные бетонные стены и раковина на кухне, висящая на стене. Мы сняли эту квартиру ненадолго, но у нас было много причин не съезжать – невысокая цена, можно с собаками, хозяин в другом городе.
  • Потом еще лет 5 готовилась к отъезду и не меняла работу и карьеру, не покупала новую кастрюлю. “Потому что уезжать” тянулось и тянулось, и можно было полностью сменить сферу деятельности и сварить три сотни супов, но у меня было временное и я терпела.
  • Неудобные штаны до “пока не похудею”, дешевая куртка, пока “еще толстая” – можно продолжать и продолжать.

Жизнь на самом деле давно намекала, что так нельзя, но я не слушала. Однажды жизнь совсем устала от меня и отправила попить кофе с подругой. Подруга как раз закончила клеить обои в съемной “хрущевке” в доме под снос – второй раз за несколько лет. Я спросила – но зачем? И она ответила:

Знаешь, жильцы этого дома уже лет 15 ждут сноса и расселения. Некоторые все это время не делают ремонт и у них обои пузырями свисают со стен. В своих квартирах. Я в клоповнике жить отказываюсь – мне все равно, что квартира съемная. Сейчас это мой дом и там должно быть чисто и хорошо.

Сначала до меня дошла та часть, где про дом. Я долго живу на съемных квартирах и никогда не думала о них, как о доме. Вот будет своя кухня, уж я развернусь, а пока можно стать крабом – нагнуться раком и идти боком. Но что, если своей кухни так и не будет? И я обернусь назад и пойму, что годами засовывала старые кастрюли в неудобные шкафчики в жирных потеках, готовила на пятидесятилетней плите и пила из разномастных чашек? И мне все это время было нерадостно, неудобно, неуютно, и каждая чашка чаю была отравлена тоской по красивой светлой кухне, где все устроено по моему?

Внезапно оно щелкнуло и я поняла, что временного нет

Неважно, обои ли это пузырями в съемной хате, или нелюбимая подработка в кафе, где можно корчить недовольное лицо клиентам, повторяя про себя, что ты тут временно. Это жизнь, и она происходит прямо здесь и сейчас. И если мы выбираем жить ее вот так – в нелюбимых местах, с ненавистными людьми, она такая и есть в этот момент.

Это не ветвление при разработке программных продуктов, когда проект можно пустить по нескольким направлениям, чтобы посмотреть, что получится. В программе “ветки” потом можно слить воедино, или вернуться к исходной точке. С людьми этот номер провернули создатели фильмов “Осторожно, двери закрываются” и “День сурка”.

Это очень классные киносценарии, но реальность линейна. Нет никакой Маши-1, которая 7 лет назад все бросила и укатила на острова работать инструктором по дайвингу. Нет Маши-2, которая стала 5 лет назад программистом и уже дослужилась до сеньорной позиции. Нет Маши-3, которая писала по книге в год… И нет Маши-0, которая может переключаться между версиями 1-3, смешивать и взбалтывать их и ответвлять потом Маш 5, 6 и 7. Есть только я, и я уже выбрала прожить 5 лет в неоштукатуренной квартире и еще 5 – без трехлитровой кастрюли. Всего получается 10 лет, которые шли не так, как я хотела.

А что, можно было не так?

На самом деле, тебе-то легко говорить. Ну, ты-то отлично устроилась. Но есть же обстоятельства. Жизнь несправедлива. Не всегда получается делать то, что хочется. Иногда приходится выбирать “надо”, а не “хочу”. И есть еще дети, родители и обязательства. Есть объективная реальность, жизнь бьет ключом – разводным и по голове. Бог терпел и нам велел. Что там еще? А, кто сказал, что ты можешь себе это позволить? И еще – кто тебе разрешил?

В моей голове целое стадо таких тараканов носится с дробным топотом. У них на лапах стальные подковы с шипами – чтобы не скользить в извилинах моего мозга. Они бегут и оставляют в сознании кровавые отпечатки.  Они затаптывают все ростки неповиновения, все крамольные мысли.

Я их не вижу, но чувствую, как они грохочут. За этим грохотом я почти не слышу ответа на вопрос – а чего я хочу?

На самом деле, мне не нужно ничье разрешение, чтобы жить как заблагорассудится. Мне все можно. Я могу копать, могу не копать, а могу лопату так далеко закинуть, что никто не найдет. Я себе разрешаю.

Я могу работать в кафе, но только ради бога, не временно, не с этими мерзкими людишками, которые не подозревают о моем величии. Нет, хорошо работать сегодня и здороваться со всеми, кто входит. Чтобы это был на всю катушку день, а не черновик дня. Черновиков дней, месяцев и лет не бывает. Три унылых года в ожидании паспорта так и останутся тремя унылыми годами.

Мне так жаль, что это нельзя понять, прочитав книгу или пост в чужом блоге. Можно только в какой-то момент почувствовать, поверить и принять всю ответственность и боль за сделанный ранее выбор – без кастрюли, без ремонта, без радости, без смелости.

Если эту боль пережить, потом можно стараться жить без черновиков. Сразу не получится – старые привычки долго умирают. Но, к счастью, у моих тараканов стальные подковы с шипами – чтобы не скользить в извилинах моего мозга. Если внимательно смотреть, можно выслеживать их по отпечаткам. Находить и давить. По одному или толпой, как получится.

css.php