Рассказы

Рассказ про пиццу: Если гора не идет к тестомесу

17.03.2016
рассказ про пиццу и высотников - в блоге JustTralala
рассказ про пиццу и высотников - в блоге JustTralala

Photo by Cel Lisboa

Одно время я бралась написать рассказ на страничку на первую заданную читателями в комментариях тему. Это один из рассказов, написанных по заявкам читателей в 2008 году. Я решила реанимировать эту игру и берусь написать короткий рассказ на первую предложенную в комментариях тему. 

Рассказ про пиццу и высотников из серии «На страничку»

Откуда в центре большой пиццы «Маргарита» взялся таракан, Василий объяснить не мог. Он точно помнил, что отдал официанту заказ безо всякого дополнительного «мяса». Теперь же клиентка визжала на пороге слышимости, потрясая несчастным насекомым, грозила санэпидемстанцией, судом, пожарной инспекцией и комитетом по труду. Она требовала Васиной крови. Управляющий рестораном был готов нацедить ей этого напитка лично, только бы она заткнулась и перестала распугивать других гостей. К тому же Василий был новенький, только прошел испытательный срок, и жалеть о нем было некому…

***
Пиццу маленький Вася увидел впервые по телевизору. Красивый итальянский парень, сверкая зубом, ловко выкладывал на тесто начинку, цирковым движением метал посыпанный сыром блин в печь, а после демонстрировал, что только правильная пицца складывается пополам и не ломается. Тогда Вася долго пытался повторить этот опыт в условиях среднероссийской кухни, и очень нескоро узнал, что помимо правильного теста, для настоящей пиццы нужна еще и правильная печь. К этому времени он был настолько очарован идеей выпекания этого кушанья, что все надежды родителей и бабушки-учительницы на его академическую карьеру пошли прахом. Кулинарный техникум (ах, простите, колледж), работа в нескольких заведениях на должности «отставной козы барабанщика», стажировка, обучение, все сбережения, вложенные в поездку в Италию (бабушка слегла, плеская вокруг «Корвалолом» — он даже не посмотрел Колизей!). Солярий, чтобы выглядеть не Васей Огурцовым, а самым натуральным средиземноморским Базилио. Работа, работа, работа. Наконец, вожделенное место пиццайоло в одном из лучших итальянских ресторанов города. И – «маргарита» с добавочной начинкой…

***
Василий мрачно глядел в потолок. Он пролежал на диване уже две недели и был готов лежать дальше. Сил подняться и пойти на поиски любимой работы не было – почему-то Василий придумал некий «черный список», который уже распространен по всем пиццериям города, включая студенческие забегаловки. Почему-то ему казалось, что он, Василий, лидирует в этом списке. Вместе с тараканом. Он точно знал, что сам насекомое в пиццу не пихал. И это означало только, что животное было подсунуло в еду недовольными ресторанными старожилами, видимо, не без участия официанта. От этого себя было жальче примерно раза в три. В прихожей кто-то шуршал и шептался. Наконец, в комнату вошел двоюродный брат Колян и занял собой все место.

— Лежишь? – нежно поинтересовался он у своего незадачливого кузена-пекаря.

Василий не ответил – ему-то было очевидно, что да, лежит.

— Страдаешь? – еще нежнее спросил Колян, закуривая. К запаху шерстяных носков и тельняшки прибавилось сигаретное амбре.

Василий демонстративно повернулся лицом к стене и натянул плед на голову.

— А ведь я к тебе за помощью, — невозмутимо продолжал лишенный душевной тонкости родственник. – У меня в бригаде человечка не хватает. А выходить на объект нужно уже вчера, бл…

«Вот он, мой шанс!» — вдруг пронеслось в страдающей Васиной голове. – «Новая жизнь. Другая работа. Никакого теста. Никакой пиццы. Тупой физический труд. Вонючие парни в шерстяных носках. Народный русский язык. Никакого итальянского. Надо соглашаться на все!»

Он резко повернулся и сел, больно врезавшись в Колю.

— Бл*! – завопил он, решив сразу тренироваться для нового коллектива.

— Вот и отлично, — обрадовался Колян, от удара уронивший сигарету прямо на диван. – Поехали!

— Вот так сразу? — поразился Василий.

— Бл*, Вася! Я ж те грю – на объект нужно было выйти уже вчера!

***
«Объектом» оказалось здание Государственной Думы. Колян пояснил, что в Думе пора помыть окна. И показал на двух крошечных человечков, висящих на тонких тросах где-то там, наверху. Василий сглотнул.

— Почему, ты говоришь, у тебя в бригаде не хватает, эээ… человечка? – тонким голосом поинтересовался он.

— Да ногу он сломал, бл*! – сплюнул на асфальт Колян, направляясь в недра парламента. – Упал и сломал ногу!

Василий не рискнул спросить – с какой высоты упал. Стараясь шагать твердо и ровно, он поспешал за братом. В глубине души он подозревал, что его идея с черным списком для незадачливых пекарей с тараканами в пиццах – глупость. Но признаваться в этом было уже поздно…

***
После Думы они мыли какой-то офисный центр, высокий и сплошь облицованный черным стеклом. Василий орудовал своим незатейливым инвентарем, и вспоминал, как смешно было снаружи Думы – когда депутаты обнаруживали, что за окном кто-то есть, они сразу принимали деловые позы, начинали перекладывать бумажки и тыкать в кнопки на телефонах…

Сверху было холодно и ветрено. Шерстяные носки он уже полюбил как родные. Василий висел на большой высоте и не мог вспомнить, когда он вдруг перестал страдать из-за пиццы. Когда первый раз приполз домой и вырубился прямо в одежде? Или когда первый раз оглянулся вокруг и увидел город перед собой? Когда, раскачиваясь на седушке, он вдруг почувствовал, что дышит полной грудью? Или когда «простые парни в вонючих носках» пригласили его после работы покататься на велосипедах и оказалось, что парни-то очень сложные? И велосипеды у них крутые. И трюки они выделывают как в кино? Без высшего образования в бригаде были только двое. Василий и еще один парнишка, который вылетел с физфака потому, что чаще проводил время снаружи университета, намывая окна, чем внутри, в аудиториях.

На велосипедные «покатушки» приходил и Леха, незадачливый альпинист со сломанной ногой. Повязок на нем было предостаточно, но он не мог дождаться, когда же наконец снова сядет на велик и поднимется под облака. Чем меньше на нем становилось пластыря и гипса, тем задумчивее становился Василий. Ему не давало покоя то, что он временный игрок на этом поле, да еще без разряда, этакий поднебесный гастарбайтер. К тому же вся бригада с такой радостью ждала своего «раненого», что Василий иногда даже начинал жалеть о том, что таракан в «Маргарите» перевернул его жизнь. Он был слишком нежный и гордый, чтобы задать Коляну давно мучающий его вопрос «а со мной-то как же?».

***
Василий сидел на своем диване с круглой сигаретной дырой и перебирал карабины. Карабины были новые, блестящие и очень красивые. Василий смотрел на них и не мог понять, почему они вдруг стали ему милее живого податливого теста, которое занимало его столько лет. В принципе, Вася мог сейчас позволить себе передышку – зарабатывал он у Коляна хорошо, а тратил за эти месяцы не так чтобы много. Он мог отряхнуть пыль с резюме и пойти пытать счастья по итальянским ресторанам, или, на худой конец, по сетевым пиццериям для начала. Мог также пойти и получить альпинистский разряд. (Бабушка за стенкой предрекала ему плохой конец и гарантировала, что он кончит как тот мальчик, который столько времени ходил в гипсе, и призывала пойти поучиться на юриста, подключив наконец мозги). Вместо этого Василий отправился в веломагазин, в котором несколько раз бывал со своими «спайдерменами» (так он их про себя называл), выбрал себе коня по душе, и отправился на «покатушки».

— Какие люди! – радостно закричал Колян. – И без охраны! Я те прогул сегодняшний из зарплаты вычту, не посмотрю что ты мне братишка! У нас в бригаде прогуливать не принято, чувак!

От неожиданности Василий, видимо, сделал такое красноречивое лицо, что все «спайдермены» громко заржали.

***
Они начали расходиться по домам, когда уже стало темнеть. Василий, уставший после полноценных испытаний нового велосипеда, медленно шел с Коляном к машине – тот обещал подбросить брата до дома. Они уже пришли к выводу, что Васе все же нужен разряд – некоторые клиенты требовали, чтобы бумажки у всех альпинистов были в полном порядке. Уже у самого подъезда, понимая, что возврата к прежней жизни у печи, наверное, уже не будет, Василий как можно небрежнее спросил у Коляна:

— Да, слушай! А Леха-то с какой высоты тогда упал, когда поломался?

— Леха-то? Да около метра, наверное. Он с велосипеда упал, неудачно прыгнул, — ответил удивленный Колян.

***
— Добрый день! Могу я услышать Василия Огурцова?

— Я вас слушаю.

— Здравствуйте. Можете уделить мне несколько минут?

— Разве что несколько, девушка. Я на работу спешу.

— Спасибо, пары минут мне хватит. Я хочу предложить вам работу.

— У меня уже есть одна, — сказал Василий, завязывая шнурки на ботинках.

— Мы открываем в Москве новый ресторан итальянской кухни. Мне порекомендовал вас Адриано Монигетти, у которого вы учились в Италии…

На секунду у Василия перехватило дыхание. Девушка в трубке продолжала сулить ему золотые горы. В кармане у него завибрировал мобильник – у подъезда его ждал Колян.

— Боюсь, я не тот кто вам нужен, девушка! – улыбаясь самому себе в зеркало шкодной улыбкой, сказал Василий. – Знаете, что я сделал? Я запек таракана в большой «Маргарите»!

Дорогие читатели, я берусь написать короткий рассказ на первую же предложенную в комментариях тему. Задать ее можно одним словом, фразой, предложением, абзацем — как получится. Спасибо! 

Старые истории на страничку можно найти по ссылке.

На ту же тему

  • Mewlady 23.03.2016 at 13:47

    Эриксоновский гипнотерапевт Антон 🙂

    • justtralala 24.03.2016 at 15:06

      Вот с тестомесом так же было — пришлось узнать, как называется тот, кто делает пиццу, как называется «сидушка» у промальпов и что делают депутаты, когда видят мойщиков окон снаружи здания:).

      (Записала) «Выяснить про эриксоновский гипноз» :):):)

      • Mewlady 24.03.2016 at 20:00

        Если что, я в теме, могу быть консультантом 🙂

  • Varvara Lyalyagina 23.03.2016 at 16:05

    круто!! )))

    • justtralala 24.03.2016 at 15:07

      Решила тряхнуть стариной:) Писательница я или кто? 🙂