Блог

Бегать как девчонка

12.12.2013
Выгуливаю новые кроссовки по Бруклинскому мосту. Vай 2013

Выгуливаю новые кроссовки по Бруклинскому мосту. Май 2013

Позавчера я в очередной раз «не шмогла» и отключилась еще до йоги. Такое ощущение, что у меня лимитированный запас бензина, и если я трачу его слишком интенсивно, в некоторые дни просто не остается ничего к вечеру. Вчера я честно сделала и йогу, и медитацию. В йоге стараюсь найти поясницу в «собаке», но в итоге нахожу только, что руки по коврику скользят, от боязни упасть я моментально начинаю напрягаться, и получается только хуже. Есть мнение, что коврик нужно все же менять на специализированный. В медитации решила обмануть себя и добавила минуту к таймеру — мол, минута это же полная ерунда, и незаметно совсем.

Первую половину медитации я наслаждалась тишиной в голове, макака почему-то молчала, а я просто дышала. Потом я, конечно, принялась в голове сочинять куски для этого поста и заметила это только когда уже половину текста придумала. С этим самолюбованием надо что-то делать, потому что заниматься ради того, чтобы отчет в блоге написать, как-то странно. С другой стороны — какая разница, если в итоге дело сделано? Ровно через 5 минут с начала медитации я открыла глаза, в ожидании того, что звуковое сопровождение медитации вот-вот выключится. Так я узнала, что внутренний будильник у меня работает нормально, и я как собака Павлова уже прекрасно знаю, когда кончаются 5 минут. Поэтому пришлось закрыть глаза и в добавленное время еще подышать.

Удивительно много всего я передумала за время этой медитации, и вынырнула с ощущением разницы в субъективном и объективном времени. Ну там, 6 минут, 6 минут, это мало или много. Про это время мне как-то муж объяснил, когда философию в аспирантуре изучал, и я так гордилась, что поняла. И до сих пор горжусь, потому что это вообще единственное, что я из философии поняла. Не то чтобы я ужасно старалась. Но все-таки.

С момента начала регулярных занятий я стараюсь внимательно прислушиваться к телу. Тело иногда говорит любопытные вещи. Вчера вот в электричке поймала правое плечо на том, что его начинает ощутимо неприятно сводить от того, что приходится прикасаться им к соседу справа на сидении. Ну, знаете, да, как у нас это бывает. У окна садится какая-то овца, которая между окном и своей овечьей задницей сумку ставит. Потом с краю садится какой-то самэц, которому размеры мошонки мешают сидеть нормально. Ну, или у которого единственный шанс из себя что-то представлять — это растопыриться и занять как можно больше места, вот хоть в общественном транспорте, раз нигде больше не получается. И потом ты такая заходишь в вагон, заколебалась, и из-за старых травм спины долго стоять не можешь, а ехать 40 минут. И у тебя есть выбор — стоять и потом поясница будет болеть. Или втиснуться между овцой и быком. И вот когда я втискиваюсь, правую сторону сводить начинает тупо от отвращения. Мне интересно, за что правая сторона тела в эмоциональном плане отвечает? Потому что именно с правой стороны у меня всегда сильнее мышечные спазмы, окаменевающее плечо, боль в шее и так далее.

Также за прошедшие дни я с большим интересом наблюдаю, как книжный наркоман, графоман и прокрастинатор отчаянно торгуются между собой. К их компании прибился еще Шумахер, который читает так быстро, что графоман не успевает за ним рецензии подбирать, прокрастинатор пытается этой скоростью мотивировать чтение все новых и новых книг, без написания отчетов. А наркоману просто доза нужна. Раньше я наркомана сравнивала с очкариками Стругацких. Но есть мнение, что моему наркоману любая дрянь будет хороша (ну, почти любая, некоторую дрянь внутренний критик не пропускает — блин, ну и зверинец у меня в голове). И поэтому моему наркоману до очкарика — как до Марса зигзагами.

И вот, значит, Шумахер такой прочитал книжку Running Like a Girl: Notes on Learning to Run. Наркоман, сразу — больше ада, больше, немедленно начинаем новую! Графоман, такой — погодите вы, пока об этой не напишу, никто ничего не читает! Прокрастинатор, такой — ну воот, ну когдааа ты еще напишешь, ну потом напишем, ну в выходной оптом про все напишем, давайте начнем новую читать, а писать станем потом! А Шумахер знай себе газует, мотор шумит, и сквозь шум Шумахер орет — чуваки, у нас в папке «прочитать» еще 34 книги лежат, а в папке «текущее чтение» еще 9, давайте уже! Ужас, словом. Мы с макакой уселись в первом ряду, цыкаем зубом, смотрим, кто победит.

Пока побеждает графоман в том смысле, что я не начинаю новую книгу, пока обзор на предыдущую не написан. В целом, это не так и плохо, потому что у меня есть возможность подумать о том, что я прочитала. Обзор на саму книгу я напишу отдельно, там есть о чем поговорить, начиная от беговых лифчиков и заканчивая покупкой беговых кроссовок.

Но отдельным открытием для меня стала эмоциональная реакция на эту, не тяжелую, в-общем-то, книгу о беге. Меня всегда цепляли подобные книги, но не так сильно — может, потому что это были мужские истории о мужском пути в беге на длинные дистанции. Здесь все именно девчачье и ко многому я могу без сомнения прилепиться — и к мытарствам большегрудых девиц с узкой грудной клеткой, и к последствиям старой автотравмы, в результате которой таз перекашивает, и к ощущению «щас сдохну от унижения» в беговом магазине, и к желанию найти волшебный ингредиент, который поможет бегать.

В детстве и юности бег был для меня пыткой. Это неудивительно, потому что родители сдали меня в секцию легкой атлетики насильно, у меня ничего не получалось делать «на уровне», и я ужасно страдала. Потом все вокруг почему-то начали бегать, и я решила попробовать. Программу с25к я проходила 4 раза, в последний раз сойдя с дистанции аж на 8 неделе, из-за болезни. К этому этапу бегать мне уже очень нравилось. Это стало источником быстрых углеводов эндорфинов и способом сбросить напряжение и негатив. Но в промежутках между попытками закончить программу тренировок я почему-то страдала от последствий травмы спины. Иногда это было так больно, что я неделями не могла спать нормально. В итоге в голове поселился страх многократно наказанного болью тела. Страх сделать что-то не так и снова оказаться в депрессии от постоянной боли в спине, которую не берут никакие таблетки.

Потом я открыла для себя силовые. Силовые казались решением всех проблем — нет такой нагрузки на колени, как при беге, программа выглядит привлекательно, силовая выносливость растет. И это был тот этап, на котором я начала слушать «гуру», а не свое тело. Тело говорило, что оно устает, что оно не справляется, что что-то не так. Тело скучало по бегу и по той чистой радости, которую оно получало в те недели, когда жить было не больно, а бежать не скучно. «Гуру» говорил — бег это не то, в топку бег, все приседаем и машем, на беге не похудеть. Идея похудеть застила мне глаза, и я проигнорировала свое собственное тело в пользу чужим словам, сказанным по Интернету.

Кончилось это травмой на фоне перетрена, долгим лечением, потом еще одной попыткой заниматься силовыми, и опять перетреном, жутким утомлением и… никакого похудения. И снова травма. К тому моменту, когда я инвестировала в лечение спины небольшое, но ощутимое состояние, до меня дошло что пора бы уже послушать себя. Если что-то так долго и так стабильно не работает, то от этого нужно избавляться.

И вот я оказалась там, где сижу сейчас. Я не делаю больше силовых с «гуру». И я не бегаю, потому что мне страшно уже вообще что-то делать — вдруг опять заболит? Ежедневная йога по 15 укореняется осторожно и медленно в моем режиме — только потому, что это очень мало, очень медленно и осторожно.

И вот я читала эту «Бегать как девчонка» и начинала истерически рыдать над каждым ее марафоном. Особенно я рыдала в том месте, где мотивация «побегать, чтобы похудеть» сменилась на «побегать, чтобы побегать». Потому что это то самое место, на котором сломалась я — мотивация «поделать спорт, чтобы похудеть» выдохлась под тяжестью травм и неудач, а «поделать спорт, чтобы поделать спорт» пока толком не наступила. Вот разве что 15 минут йоги почти каждый вечер. Кажется чем-то безопасным. Не похоже на большую цель, поэтому не пугает. А в душераздирающие мотивационные ролики из Интернета больше не верится — в них я уже верила, эта вера заканчивалась на столе у остеопата.

Интересно, что не было бы осознания страха перед новой болью, осознания краха мотивации к эффективным занятиям спортом, осознания того что я проигнорировала все просьбы тела бегать потому, что нравится бегать, в пользу чужих слов о том, что нужно делать упражнения для похудения, без маленьких пауз для размышления. Радость от бега  не могла соперничать с похудением, казалось, нельзя быть толстоватой и счастливой, нужно быть тощей и стать счастливой от тощести. Словом, всего этого осознания могло бы не быть, если бы я не давала себе эти 5 минут медитации ежедневно, и если бы внутреннего графомана забороли бы Шумахер, наркоман и прокрастинатор. Тогда я бы продолжила поглощать печатное слово, без переваривания и осмысления.

На этом месте я отмечаю, что медитация мной взвешена, обмерена и признана достаточно полезной. Из разряда «любопытно попробовать что-то модное» перевожу ее в разряд «полезное, хотя не всегда приятное».

[mc4wp_form]

На ту же тему