Рецензии

5 уроков Голодных игр на все случаи жизни

30.12.2013

Про «Голодные игры» я уже писала раньше, но трилогия меня так захватила, что я подумала, мне понравилось, и я решила подумать про нее еще. И в итоге разразилась постом-списком по мотивам.

1. Игры начинаются задолго до арены и не заканчиваются с финальными фанфарами

Калькулятор в голове Китнисс Эвердин начал считать задолго до попадания оной головы на арену. Единственный момент, когда она позволила себе эмоции, это когда она вызвалась добровольцем вместо сестры для участия в Играх. На эмоции ушло всего несколько секунд, когда Китнисс поднялась на помост для победителей, она уже надела маску спокойствия и полной уверенности в себе — чтобы другие игроки не посчитали ее слабым расходным материалом. Китнисс также дорого заплатила за понимание, что Голодные игры продолжались и после того, как она выбралась с арены, и даже после того, как она попала к повстанцам, и даже тогда, когда повстанцы победили — она все еще была действующей шахматной фигурой в чьей-то сложносочиненной партии.

Не то, чтобы наши оппоненты по жизни хотели нас зарезать, отравить, пристрелить или удушить. Но неплохо помнить, что наше с ними взаимодействие не ограничивается моментом встречи или звонка. Наши слова и действия могут отзываться еще очень долго, и самым причудливым образом. Поэтому думать, прежде чем что-нибудь сделать — хорошая стратегия в любой игре.

2. Болтун — находка для шпиона

Китнисс с детства усвоила простую истину, которой придерживались и наши с вами родственники всего несколько десятилетий назад. А именно — не болтай, у стен есть уши. И даже если у стен в данный момент нет ушей, то у детей рядом точно есть.

Не то, чтобы стоило бояться свободно высказывать свое мнение. Но не нужно путать право на личное мнение с обязанностью непременно донести его до каждых попавшихся по пути ушей. Это касается не только политики и экономики. Это верно и для ситуации  ‘мой начальник — козел’ которая элементарно трансформируется в  ‘дядя, а где ваши рога?’. Все, что для этого нужно, это один невоздержанный на язык родитель, и один подвернувшийся под руку ребенок в том возрасте,  когда правило про ‘болтуна’ еще не вбито в оного ребенка ремнем.

3. Отдыхай и восполняй свои ресурсы всякий раз, как представится возможность

На арене (да и вне ее) Китнисс старалась отдыхать и отсыпаться всякий раз, как выдавалась передышка. Собственно, от нескольких часов сна и заботы о пропитании зависело выживание.

Наши Игры растянуты по времени на протяжении нашей взрослой жизни, поэтому градус опасности в них несколько понижен (ну, для жителей тех регионов мира, где есть Интернет и время, чтобы его почитать). Поэтому о том, чтобы регулярно спать, отдыхать и питаться, очень легко забыть. Мы приносим сон и еду в жертву. И это прямой путь к проигрышу в средне- и долгосрочной перспективе, на что бы мы там ни играли в данный момент.

4. Личное уникальное торговое предложение эффективнее растиражированного унифицированного маркетингового решения

‘Эффект Китнисс’ проявлялся только когда она была собой, и это хорошо понимали и использовали ее стилист и ментор. Все попытки сделать из нее образцового повстанца, или девочку-сексапилку, или хихикающую глупышку, или (впишите нужное) проваливались. Люди шли за Китнисс, когда она действовала спонтанно и сообразно своим убеждениям.

Делая, ‘как надо’, ‘как все’, ‘как пишут в книжках и умных блогах’, можно даже чего-то добиться. Но настоящий успех ждет тех, кто сходит с тропы. Некоторых при этом съедают дикие звери, кто-то пугается и на полпути начинает писать пособия для тех, кто идет следом. И только упорно  следующие за своим оригинальным замыслом при этом получают не только  все шишки, но и сливки с плюшками. (Этот текст, кстати, прекрасный пример того, «как надо» и «как пишут в умных блогах» — это список, он про то как применить популярную книжку в мирной жизни, и в нем в сотый раз пересказываются достойные Кэпа истины).

5. Все еще может быть хорошо

К концу третьей книги и Китнисс, и Пит были почти разрушены, и так глубоко травмированы, что вполне могли бы убить себя действием или бездействием,  никто бы их не осудил. Какие-то простейшие крошечные ежедневные шаги, вроде принятого наконец душа, пересаженных цветов, свежего хлеба, постепенно вернули их к жизни. Пит при этом наблюдался у специалиста, а Китнисс нет.

Мораль тут простая, несвежая и неоригинальная — все еще может быть хорошо. Можно пробовать терапию. Можно выбираться самостоятельно. Можно взять паузу и не делать совсем ничего какое-то время. А потом начать делать крошечные, почти незаметные шаги каждый день. Все они в итоге ведут вверх и выводят идущего из ямы. Не обязательно сразу. Главное — продолжать идти. Потому что все еще может быть и обязательно будет хорошо.

Трилогию в электронном виде можно купить на Литрес.

Бумажную можно купить на Озоне.

 

На ту же тему