Рассказы

Рассказ про одержимость: Печеньки на ночь

22.12.2008

Рассказ про одержимость из серии «На страничку»

Одно время я бралась написать рассказ на страничку на первую заданную читателями в комментариях тему. Это один из рассказов, написанных по заявкам читателей в 2008 году.

У Марьи было две несовместимые страсти – джинсы 27 размера и курабье в ночи. Отказаться от джинсов Марья не могла в силу того, что собрала приличную коллекцию – 15 пар. И перестать жрать в ночи курабье – рассыпчатое, отвратительно жирное печенье, выбирая из пакета сначала то, что с повидлом, оставляя печеньица без повидла напоследок, она не могла тоже.

Потому что без курабье она не могла думать. Думать Марья умела только ночью, когда все домашние уже спали, никто не доставал ее разговорами, обсуждением прошедшего дня и всех увиденных за этот день в телевизоре сериалов и новостей. Поскольку Марья свято блюла правило «не есть после шести вечера» (иначе как бы ей было влезть в свои джинсы?), и работала в паре американских контор программистом-фрилансером, то сиживать перед монитором ей приходилось часов до четырех утра. Работала она исключительно на кофе и курабье.

От литров кофе портился цвет лица и на заднице 27 размера регулярно появлялся целлюлит. С целлюлитом Марья усиленно и безуспешно боролась. Она даже ходила как-то раз к диетологу, но так и не решилась признаться, что в трудную ночь может слопать до полутора кило курабье. Диетолог разводила руками – дневная Марьина диета была настолько антицеллюлитной, что было в принципе неясно, как она умудрилась разъесться аж до 27 размера – ей и 26 должен быть безобразно велик!

Трагедия произошла, когда грянул кризис. Сначала Марью сократили в одной конторе, а потом закрылась вторая. И думать Марье стало совершенно незачем. А вот рефлекс на ночное поедание курабье остался. Через месяц Марья купила первые джинсы 29 размера. А еще через месяц заплакала, когда в одно ужасное позднее утро не смогла их на себе застегнуть.

В принципе, Марья не умела страдать и сидеть без дела подолгу. Пока не подворачивалось работы в привычном режиме, Марья устроилась в свою родную школу преподавать информатику тупым детям 21 века, презирающим педагогов и слабосильные школьные компьютеры. Ночами она исступленно ела курабье, утром вдалбливала в развращенные телевидением и интернетом умишки начала алгоритмизации, а дни проводила в спортзале. И в бассейне. И даже приспособилась пробегать по 7 километров вечерами. Она дошла было до 29 размера, но доза курабье как-то вдруг резко увеличилась до двух кило за ночь.

Поэтому 29 размер быстро ушел в небытие, морда Марьи покрылась прыщами, а целлюлит одерживал победу за победой.

«Наверное, моя истинная цель в жизни — стать толстой!» — подумала Марья, придирчиво осматривая себя в зеркале в примерочной. Джинсы 32 размера сидели на ней как-то отвратительно. Как на девице с большой несуразной жопой. Да и вся она была такая… Несуразная. Странная прическа по плечи. Странные очки – денег на новые контактные линзы перестало хватать с тех пор, как доза курабье стала съедать почти всю учительскую зарплату, напополам с бесполезным абонементом в дешевенький спортзал. Она совсем не умела выбирать вещи, маскирующие живот, драпирующие складки на спине и боках, прикрывающие попу. Ей все время было жалко денег на хорошую одежду большого размера, потому что казалось – вот она похудеет, и уж тогда развернется.

«Я выгляжу как долбанная училка! Надо мной дети смеются», — с отвращением подумала Марья. – «Я теперь просто Марь Иванна».

Марья дошла до крайности, подписалась на сообщество про диеты в «Одноклассниках», и проводила там по полночи, уныло поглощая свое проклятие – курабье «Бакинское». Иногда, в особо тяжкие минуты, она даже отправлялась среди ночи в круглосуточный магазинчик за новой дозой. Она даже пошла и тайком от родных оформила завещание, постановив похоронить ее в засыпанном курабье гробу. Почему-то Марье казалось, что она непременно скоро помрет – ибо жизнь с такой тяжкой зависимостью – не жизнь.

Одно время Марья пыталась прикидываться алкоголиком и ходить на собрания группы, занимающейся по адаптированной к российским реалиям программе «12 шагов». Но группа перестала собираться после того как ее идейный вдохновитель явился на очередное собрание пьяный в стельку, показал всем голую задницу, и ударился в лихой запой с девками и куревом. Марья его ни в коей мере не осуждала. Потому что сама начала перехватывать печенье-другое и днем.

Однажды Марья шла по улице из школы. Навстречу ей тяжело двигалась молодая тетка в невразумительной куртке. Волосы ее были собраны в хвостик. Тетка шла прямо на Марью и не думала посторониться, чтобы пропустить. Только столкнувшись с теткой нос к носу, Марья поняла, что увидела свое отражение в большом зеркале, которое несли ей навстречу два парнишки.

— Смотри куда идешь, тетя! – беззлобно сказал один.
— Засмотрелась на свою красоту? – проехался второй.

Марья затравленно посмотрела на них и рванула домой. Дома она выпила две большие чашки кофе с сахаром и сливками, махнула штук шесть курабье.

«Так жить нельзя!» — вдруг подумала Марья. – «Я монументальна настолько, что сама себя не узнаю. Я должна соскочить. Я могу бросить. Это же всего лишь гребанное печенье!» Марья знала, что наркоманы иногда идут по пути снижения дозы. Она это дело уже пробовала – не помогало. Резкий отказ тоже не помогал – ломка и желание скушать хотя бы одну печенюшку были так сильны, что Марья не выдерживала. Но в этот раз она была настроена решительнее некуда. Пока в животе болтались шесть последних печений, Марья поспешно выбросила в мусоропровод остальное. После чего собрала свои кредитные и зарплатные пластиковые карточки, паспорт, наличность, и отнесла к соседке из 15 квартиры на хранение. Соседка была женщина железная – она побывала замужем за тремя алкоголиками и прошла такую школу жизни, что у нее снега зимой нельзя было выпросить. Потом Марья попросила домашних спрятать от нее деньги и не давать ей ни копейки. В последнем порыве она еще позвонила паре учительниц, с которыми приятельствовала в своей школе, и предупредила их о своей войне. После чего повесила на дверцу холодильника свои любимые черные джинсы 27 размера и принялась страдать.

Первые три дня были ужасны. Марья бредила курабье наяву. Она вынуждена была перестать пить кофе, потому что из-за вкуса кофе желание закусить печеньем становилось нестерпимым. Она перестала ходить на обед в школьную столовую, потому что у нее не было денег. Впрочем, в спортзал она тоже перестала ходить – элементарно боялась, что не донесет деньги до кассы и не купит абонемент. А если попросит кого-то другого купить, то тут же перепродаст его через ЖЖ.

«Осознание того, что я имею зависимость – это уже половина победы!» — убеждала себя Марья, подходя к холодильнику. Она сама себе не верила и держалась только на честном слове. Когда схлынула первая волна физического дискомфорта, Марья начала было заедать свою неутоленную страсть чем попало. На счастье, она заметила это очень быстро и перешла на листья салата и сельдерей. Сельдерей ей покупала мама – Марья все еще боялась взять деньги в руки.

Она стала такой злой, что школьники теперь ходили по струнке и все как один научились программировать в “Delfi”. Один даже внезапно выиграл городскую олимпиаду по программированию – так была страшна в гневе его учительница Марья Иванна, женщина с толстой жопой и болезненной зависимостью от курабье. Остальные дети бодро решали задачки для студентов технических вузов и даже не замечали, на какой уровень сложности они перешли. Больше на ее уроках никто не спал и не поносил маломощные школьные компьютеры.

В первый день очередных школьных каникул Марья привычно встала на весы и вдруг увидела, что стрелка показывает на пару кило меньше, чем раньше. Марья на радостях побежала в 15 квартиру за своими зарплатными карточками. Ей ужасно хотелось отметить маленькую победу парочкой печений. Соседка оказалась правильным выбором. Она пустила Марью в прихожую и показала ей на большое зеркало.

— Ты все еще хочешь, чтобы я отдала тебе твои денежки? – спросила она и посмотрела фирменным тяжелым взглядом, годами отточенным на мужьях.

Марья посмотрела в зеркало и молча направилась к выходу – она все еще была толстой училкой. И потеря пары кило при ее весе не была заметна. Не зная, что бы еще сотворить, Марья пошла в соседний подъезд, к соседке из 37 квартиры – собачьему парикмахеру. И попросила постричь ее как можно короче. В долг. Потому что денег на руках у нее не было, даже для похода в самую затрапезную парикмахерскую. Соседка — собачий парикмахер была очень даже понимающая. Она молча защелкала ножницами и моментально сделала из Марьи толстую училку с хорошей короткой стрижкой.

— Я деньги занесу, ладно? – неловко говорила Марья, все время стараясь не улыбаться так сильно, глядя на свое отражение в зеркале.
— Да конечно. Мульен. – смеялась соседка-собачий парикмахер. – Если так переживаешь, компьютер вон мне настрой, а то опять Интернет не работает. И будем в расчете.

Марья легко настроила соседке Интернет и даже установила ей антивирус. Она с легким сердцем отправилась домой и принялась деловито хрустеть сельдрейными стеблями. У нее было такое ощущение, что вместе с волосами она потеряла все тяжкие мысли и воспоминания последних месяцев.

С этого дня Марья вдруг стала сдуваться буквально на глазах. Как будто соседка — собачий парикмахер тайком проткнула ее своими волшебными ножницами и выпустила из нее лишний воздух. Через несколько месяцев она влезла в свои джинсы с дверцы холодильника.

Она пошла к соседке из 15 квартиры, забрала у нее свои ценные вещи. Купила триста граммов курабье. Надкусила первое печеньице. И ее вырвало.

С тех пор Марья видеть не могла курабье. Думать о нем не могла. Она вдалбливала в головы подрастающего поколения компьютерную грамотность, а по ночам снова фрилансила на одну весьма приличную американскую компанию. Теперь у Марьи были в жизни две взаимодополняющие страсти – сельдерей и джинсы 26 размера.

Через год 18-летний выпускник ее школы, тот, что выигрывал под чутким Марьиным руководством олимпиаду по программированию, как-то внезапно сделал ей ребенка. Как честная женщина, Марья тут же вышла за него замуж. Но это уже совсем другая история.

Другие истории из серии «На страничку» можно найти по ссылке.

На ту же тему